Короли и капуста: Uber как деструктивный фактор UBER’ИЗИРОВАННОЙ экономики

16 апреля 2018, 11:20
 
Рауль Гулиев,
эксперт
 
Как за относительно короткий период времени превратить перспективный стартап в одну из ведущих мировых компаний? Многочисленные примеры компаний Силиконовый долины дают ответ на этот вопрос: парадоксальная идея, упорный труд, прагматизм, вера в себя и свою мечту приводят начинающие предприятия к выдающимся результатам. 
 
Однако, Uber добился своей «американской мечты» несколько другим путем. Как отмечает редактор журнала Forbes Гарольд Старк, редактор журнала «…между прагматизмом и отчаянием всегда есть тонкая линия, и г-н Каланик (генеральный директор компании Uber), похоже, пересек ее, и не один раз». Вряд ли обвинения главного редактора уважаемого издания являются безосновательными. Уже на протяжении многих лет Uber пытается стать доминирующей силой в мировой такси-индустрии, используя крайне неэтичные методы достижения цели. В арсенале компании – дискредитация конкурентов, монополизация рынка, избыточное регулирование и нагрузка на подрядчиков. Подобные действия компании негативно отражаются на глобальном рынке такси-индустрии, и, если Uber не переосмыслит и не изменит свои методы, в скором будущем и само предприятие может прекратить свое существование.
 
Давайте более внимательно ознакомимся с методами компании. 
 
Несправедливое отношение к независимым подрядчикам 
 
Для начала проанализируем, как компания ограничивает своих водителей. Важно понимать, что Uber не является стандартной такси-компанией, в частности из-за своих таксистов. Да и таксистами их называть неверно, так как Uber категоризирует их как независимых работников (independent workers). И водители Uber с гордостью называют себя независимыми работниками, ведь они не обычные водители, которые постоянно должны подчиняться указам компании. Они сами себе хозяева, поскольку пользуются преимуществом удобного графика, возможностью принимать только те заказы, которые они захотят, и правом разъезжать на собственной машине. Не работа, а просто сказка! К огромному сожалению водителей, таким образом мыслят только они. Компания не разделяет их оптимистический настрой. Все потому, что Uber, скорее всего, не совсем понимает концепт «независимого рабочего». Хотя водители Uber де-юре работают в качестве независимых подрядчиков, де-факто они не отличаются от таксистов обычных такси-компаний, потому что часто сталкиваются с жесткими ограничениями и невысокой оплатой труда со стороны компании. Статья Ноама Шрайбера в New-York Times демонстрирует отношение компании к своим водителям следующим примером: в сентябре 2016 года Uber уведомил водителей UberBlack (самый престижный отдел компании) в Остине, Техас, о необходимости начать подвозить пассажиров UberX (самый экономичный вариант Uber). Это распоряжение компании привело к тому, что водители UberBlack стали получать вдвое меньше за совершенные поездки и из-за этого не смогли оплачивать счета за свои дорогостоящие машины, которые они приобрели специально для работы в UberBlack. Подобная возможность устанавливать правила водителям, в которых компания не вложила ни копейки, позволяет Uber зарабатывать сверхприбыли на недоплаченном труде своих «независимых рабочих».
 
Ну, раз уж великолепный термин «независимый подрядчик» нельзя применять к этим водителям, может быть, начать называть их не очень привлекательным старорежимным словом «таксист»? К сожалению, водителей Uber даже к таксистам приписать нельзя, потому что водители такси являются рабочими, которые подпадают под определенную государственную защиту: минимальная зарплата, пособия по болезни, пенсии и обязательные отпуска. Водителям Uber не подобает подобная роскошь из-за их статуса «независимых рабочих», которые официально не являются сотрудниками Uber. На самом деле эти «независимые рабочие» в некоторых странах даже зарабатывают меньше, чем обычные таксисты. Офис Национальной статистики Великобритании подсчитал, что, как правило, таксисты в стране зарабатывают 11,05 фунта в час (так как они защищены минимальной зарплатой Великобритании), в то время как среднестатистический водитель Uber зарабатывает 7,25 фунта в час. В подобном случае быть «независимым подрядчиком» гораздо менее престижно, чем таксистом. И именно из-за подобных расчетов и статистик Uber предпочитает подрядчиков таксистам. Затраты компании значительно увеличились бы из-за вложений, которые ей пришлось бы тратить на пособия для своих работников, их минимальную заработную плату и рабочий капитал. Но поскольку компания может воспользоваться рабочими, которым не надо даже покупать машину, Uber может продолжать эксплуатировать водителей, которые продолжают верить в то, что они сами себе начальники. Поэтому самостоятельность водителей равна экономии компании на рабочей силе.
 
Желание монополизировать рынок
 
Помимо несправедливого отношения к своим водителям Uber, похоже, пытается монополизировать рынок такси-индустрии (как минимум в США) способами подрыва конкуренции на рынке. После всего лишь пяти годов на рынке стоимость компании уже оценивалась в 18 млрд долл. Uber распространился даже в те города, где эффективное функционирование не то что машин, а любого вида транспорта просто физически невозможно. Например, Манила, столица Филиппин, или Бангкок, столица Таиланда. Само по себе в стремлении развиваться, в том числе и на новые рынки, нет ничего предосудительного, даже наоборот. Проблема заключается именно в желании монополизировать рынок, в том числе и методами нечестной конкуренции. По словам Яна Доусона из Jackdaw Research, чтобы добиться такого колоссального успеха за подобный, определенно короткий, период времени, Uber пришлось «обогнать большинство своих конкурентов, стать первым на многих рынках и потратить много денег на маркетинг, поощрения и субсидии, чтобы подорвать конкуренцию». Американские СМИ неоднократно доказывали, что Uber готов пойти по достаточно неэтическому пути, чтобы сократить конкуренцию на рынке. В 2014 году, к примеру, PBS News Hour сообщили, что для того, чтобы насолить своему главному рыночному конкурету, Lyft – Uber платил «пассажирам», чтобы они заказывали поездки в Lyft, дожидались водителя и сразу же отменяли эти заказы. Странный и недальновидный маркетинг, к тому же с сомнительной экономической обоснованностью и дурным запахом. 
 
Наконец, самый важный фактор, который позволяет Uber так быстро расширяться и захватывать рынки, –  это пробелы в регулировании данного рынка со стороны правительств США и других государств. И проблема заключается скорее даже не в нежелании госорганов регулировать деятельность компаний «новой экономики», а в желании и в «этической» возможности для топ-менеджмента Uber-компаний использовать «пограничные» методы, позволяющие им избежать этого самого регулирования. По словам Майка Исаака из New York Times, одним из таких методов является стратегия под названием Greyball («серый шар»). Многие города, такие как Париж, Лас-Вегас и Бостон, стали замечать неэтичные методы компании и начали сокращать количество поездок, которые водители Uber могут совершать в их городах. Чтобы проверять, действительно ли водители компании придерживаются нового регулирования, полиция этих городов специально заказывала услуги Uber, чтобы потом штрафовать водителей, которые отказались подчиняться новым постановлениям и продолжали оформлять заказы. Тут то и нашла свое применение стратегия Greyball. С помощью невероятных IT-технологий мобильное приложение компании было запрограммировано таким образом, что правоохранительные органы не могли заказывать поездки, даже когда поблизости работали десятки водителей. Из-за этой стратегии Uber продолжал работать и приносить прибыль даже в тех местах, где компания не сильно приветствовалась законом. После того как эта история стала очередным скандалом для компании, менеджеры включили отговорку, по которой данная стратегия была необходима для защиты водителей компании. Но что-то с трудом верится, что предприятие, которое умеет так тонко обставлять своих водителей, вдруг начало заботиться об их безопасности.
 
Возможные последствия для рынка
 
Данные антиконкуретные методы вполне могут привести Uber к доминированию в такси-индустрии, что вслед за уберизацией приведет к убермонополизации рынка. Это будет означать, что Uber сможет диктовать любую оплату своим и так уже достаточно подпридавленным водителям и забирать любые проценты с прибыли, которые приносят их поездки, а «независимые работники» вынуждены будут это понять и простить из-за отсутствия конкуренции и других возможностей трудоустройства на рынке. Кроме того, отсутствие конкуренции будет означать, что у компании просто-напросто не будет стимула для улучшения качества обслуживания, зато появится реальная возможность поднять цены на поездки. Из-за отсутствия выбора на рынке клиентам также придется принять эти условия. Поэтому неэтичные методы компании могут плачевно закончиться не только для конкурентов и водителей, но также и для клиентов такси-индустрии. И то, что начиналось как драйвер новой экономики, манифест освобожденного труда и вызов тотальному господству симбиоза таксопарков, водил и «святых моторов», следуя основным законам природы, превратится в свою антитезу, в глобального «гобсека», имеющего твердое желание содрать по три шкуры с каждого из своих заемщиков.
 
Более правдоподобный сценарий для компании 
 
Из вышеперечисленных методов и действий Uber можно с большой долей вероятности предположить, что целью компании является монополизация рынка и достижение результатов, описанных в предыдущем параграфе. Но, к сожалению для топ-менеджеров Uber, эти оптимистические представления имперского будущего могут быть нарушены одной строчкой законодательной власти: Шерманский закон Конгресса США об антимонопольном законодательстве 1890 года (Sherman Antitrust Act of 1890). Закон позволяет министерству юстиции США расследовать любую сомнительную компанию, которая претендует на статус монополии на конкурентоспособном рынке. Поэтому одного лишь «оправданного подозрения» (reasonable suspicion) со стороны государства будет достаточно, чтобы компании Uber больше не существовало в США. А крах дома непременно приведет к краху в остальных частях света. 
 
Как компании избежать плачевных результатов 
 
Если топ-менеджеры Uber не хотят для своей компании таких же последствий, какие в свое время пришлось пережить телефонной монополии Bell System, им придется внести много изменений в свои планы и действия. Первая и наиболее очевидная рекомендация заключается в том, что все противозаконные практики, которыми Uber пытается подорвать конкуренцию на рынке, должны прекратиться. Компания слишком часто попадает в переделки в последнее время, и терпение регуляторов может скоро иссякнуть. Во-вторых, поскольку права водителей сильно ущемлены в роли независимых подрядчиков, компания поступит более этически правильно, если наймет их как таксистов, гарантировав зарплату, больничные, отпускные. Либо предложит им честную и прозрачную систему участия в прибылях. Совершенно однозначно компания должна перераспределить свои маркетинговые бюджеты с сомнительных акций на то, чтобы убедить себя и потребителя в своей социальной природе. Возможно, данные меры позволят Uber спастись и продолжить расти на рынке с надеждой на долгосрочные позитивные последствия. Хотя, если рассуждать объективно, шансов не так много. 
 

Материал просмотрен: 286 раз
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 19/06 63.48 63.4838
EUR ЦБ РФ 19/06 73.48 73.4825