the Retail Finance

Культовый журнал новой финансовой элиты

Сны о Валгалле. Сбербанк

В скандинавской мифологии Валгалла – это загробный зал с высоким сводом, куда попадают воины, своей доблестью заслужившие честь вечно пировать с другими такими же бесстрашными воинами и вечно биться в кровавом сражении, каждый день погибая в бою и воскресая вновь, чтобы насладиться братским застольем в доме Одина в компании таких же героев, а также юных, но всепонимающих дев.
 
Не берусь проводить прямые параллели, просто совсем недавно на рынке начала активно циркулировать информация о том, что Сберегательный банк выплачивает своим менеджерам ежемесячную и прочую компенсации, в разы большие, чем в среднем по рынку. При этом подтекстом звучит укор в том, что Сбербанк скупает практически любую мало-мальски заметную управленческую команду и практически всех достойных розничных менеджеров – говоря другими словами, Сбер в некотором смысле демпингует в сфере персонала. В связи с этим кадровой службе банка даже пришлось выступить с разъяснением, краткая суть которого сводится к тому, что достойная мотивация персонала – это один из залогов успешного, стабильного и предсказуемого развития банка.
 
С этим замечанием сложно не согласиться. Да и в принципе все разговоры о том, что где-то неплохо платят, отдают дурным тоном. Сбербанк поступает так, как на его месте поступал бы любой другой банк, если бы ему повезло быть Сбербанком.
 
В наше время информационные технологии в силу своей доступности перестают быть конкурентным преимуществом. Прорыв на любом рынке снова обеспечивается человеческим фактором, и, следовательно, любой стремящийся к лидерству субъект обязан позаботиться о развитии, не побоюсь этого слова, человеческого фундамента.
 
Кроме того, продолжая тему сражений, необходимо заметить, что один из способов обеспечить себе тактическое или стратегическое преимущество заключается в ослаблении противника изнутри. Что также с успехом, возможно даже и не желая этого, демонстрирует Сбербанк, перекупая менеджеров у конкурентов.
 
Но, действуя в собственных интересах, Сбербанк оказывает услугу и рынку в целом. В банках, из которых уходят ключевые, а иногда и переплаченные, менеджеры, открываются новые вакансии и создаются условия для продвижения оставшегося персонала. Да и сами банки подталкиваются к тому, чтобы быть более активными и искать новые точки конкурентных прорывов, что приводит к дальнейшему развитию всей банковской отрасли и улучшению качества обслуживания клиентов.
 
Я вижу и еще один положительный момент в создании хорошей системы мотивации в ведущем банке страны. Любое сообщество, в том числе и банковское, нуждается в собственных мифах, легендах, героях и прочих мотиваторах. И в этом случае Сбер совершенно очевидно становится определенной Валгаллой, куда на пир к Одину обязательно попадут самые усердные банковские менеджеры. Звучит как название фильма: «Все банкиры попадают в Сбербанк». Надо кому-нибудь предложить.
 
Другое дело, что сама существующая тенденция продолжающегося роста Сбербанка вызывает некоторые опасения за судьбу банковской отрасли как таковой. И дело не в том, что Сбер скупает или продает всех на корню. И даже не в том, что, на мой взгляд, самый крупный коммерческий банк страны начинает все больше походить на государство в государстве, с огромным аппаратом управления и разнообразным списком видов деятельности. В конце концов вопросы эффективности работы – это забота руководства и акционеров банка, а организация с такой прибылью и таким масштабом может позволить себе некоторые тактические и стратегические эксперименты. Мои опасения связаны с тенденцией общего снижения конкурентности банковского рынка в связи, как ни парадоксально это звучит, с успешной деятельностью одного из субъектов и как результат – нарождающаяся угроза падения общего качества банковского продукта как такового. Сегодня из-за Сбербанка или благодаря Сбербанку, кому как больше нравится – сути это не меняет, мы подошли к классической экономической дилемме, а именно: должны ли применяться ограничения, будь то законодательные или самоограничения, к одному из участников рынка с целью поощрения конкуренции или должен действовать принцип Laissez-faire, невмешательства в экономический процесс, который сам себя отрегулирует. На мой взгляд, сегодня это основной вопрос, успешный ответ на который будет определять банковский ландшафт в ближайшие 5–7 лет.
 
Итак, подводя итог, необходимо отметить следующее: цель сильного – навязывать свою волю, задача слабого – выживать в предлагаемых условиях. Это закон природы, на котором держится мироустройство. Держится и будет держаться до тех пор, пока равновесие не будет нарушено и не образуется перекос в одну из сторон, понятно какую. И как раз на этот случай должны быть отлажены механизмы цивилизованного рынка, удерживающие всю конструкцию от падения, сдерживающие аппетиты сильного и поощряющие малого.
 
Кстати, некоторые теологи утверждают, что Валгалла – это метафорическое изображение ада для особо жестоких грешников, где они обречены на вечные муки, ежедневно погибая от рук врагов – собратьев по несчастью – и воскресая для того, чтобы снова пасть в жестокой битве, раз за разом увеличивая скорбь и тяжесть лежащих на них грехов.
 
Но это уже совсем другая история…
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 06/12 63.81 -0.3813
EUR ЦБ РФ 06/12 70.72 -0.3841