Управляющий партнер Ernst & Young по России Александр Ивлев: "Процесс консолидации, укрупнения, аудиторского бизнеса в РФ неизбежен"

27 мая 2011, 18:05
В российском бизнес-сообществе пока что не сформировалось четкого и однозначного отношения к аудиту. Кто-то считает его злом, впрочем, уже не для всех неизбежным - обязательный аудит для малых компаний отменен. Кто-то, наоборот, понимает и принимает нужность сторонних проверок своего бизнеса. Каким будет завтра рынок аудита и как данный бизнес восстанавливается после кризиса, руководителю проекта "Финансовые Известия" Нильсу Иогансену рассказал управляющий партнер Ernst & Young по России Александр Ивлев.

финансовые известия: Александр Владимирович, в период мирового финансового кризиса спрос на услуги аудиторов на российском рынке существенно упал, он сократился более чем вдвое. Особенно пострадали компании так называемой "большой четверки", цены на услуги которых были наиболее высоки. Как вы оцениваете рынок сегодня - восстанавливается ли спрос, если да, то за счет каких отраслей российской экономики?

александр ивлев: Кризис, естественно, больно ударил по всем областям экономики, по всем бизнес-процессам, поэтому аудиторские компании, которые являются частью рынка, оказались подвержены тем же самым колебаниям. Если же говорить конкретно о нашей профессии, о нашем бизнесе, то изменения рыночной конъюнктуры в различных отраслях ощущаются аудиторами с определенной задержкой - удар кризиса мы прочувствовали на 4-6 месяцев позже. Соответственно и выход из кризиса у нас получается также позже.

Насколько сильным был этот удар? Он действительно оказался ощутимым, однако он был уже не первый. Кризис 1998 года научил нас работать в условиях, когда финансовые возможности клиентов существенно меняются, когда замораживаются сделки и многие другие условия тоже меняются. Именно поэтому последние кризисные явления были пережиты аудиторами в целом с меньшими потерями, чем это было 12 лет назад. То, что было наиболее востребовано до кризиса, в ходе его продавалось менее активно. Тем не менее продавались аудиторские услуги, а также все, что связано с оптимизацией расходов компаний, систем управления рисков - здесь работы хватало. Продукты, связанные с реструктуризацией, с оценкой бизнеса, шли на ура. А вот проекты, связанные с рынком капитала, довольно существенно "сдулись". Если же сказать в целом, то из кризиса мы вышли в очень хорошем состоянии и, что важно, компания сохранила всех своих специалистов. Ведь главное, что ограничивает развитие нашего бизнеса как такового, - это отсутствие на рынке труда должного количества грамотных специалистов.

фи: Давайте поговорим более конкретно, на цифрах. Положим, до кризиса заработок вышей компании составлял 100%, объем работ при этом - тоже 100%. На сколько были скорректированы данные показатели?

ивлев: На сегодняшний момент мы вышли примерно на те же показатели, что и до кризиса, - как по объему работы, так и по выручке.

фи: В 2008-2010 годах цены на услуги аудиторов в РФ падали в разы, многие компании демпинговали, борясь за ускользающую клиентуру. Какова ситуация сегодня, какова ценовая политика вашей компании, как она менялась в последние годы?

ивлев: Колебания цен и случаи демпинга на рынке действительно присутствовали, да и в целом стоимость аудиторских услуг претерпела изменения, тут вы правы. Однако рынок оживает, причем это касается не только посткризисного восстановления операционной деятельности компаний, но и движения на рынке капитала. Причем по отдельным видам консалтинговых услуг наблюдается даже повышение стоимости по сравнению с докризисным уровнем, хотя что-то еще и не доросло до прежних показателей. Если говорить в целом, что мы возвращаемся примерно к тем же уровням ценообразования.

фи: Давайте опять поговорим на языке цифр - 100% стоимости было до кризиса, что стало потом?

ивлев: Среднестатистического набора услуг, который потребляется неким "типичным" клиентом, просто не существует, все компании работают по индивидуальным планам. "Среднего россиянина", то есть некоего "среднего клиента", в аудите нет в принципе. Можно лишь говорить, что цены на какие-либо виды услуг не достигли докризисного уровня, но уже выравниваются.

фи: И на сколько эти "отдельные виды услуг" пока что дешевле?

ивлев: Скажу так - цены на рынке в целом примерно могут быть до 25% ниже, чем они были до кризиса. Но, повторюсь, - только на отдельные виды услуг!

фи: Еще один отголосок кризиса - бегство клиентуры из именитых "дорогих" компаний в более "бюджетные", прежде всего российские. Продолжается ли сегодня данный тренд?

ивлев: "Беглецов" было не так и много, ведь смена аудитора даже для средней компании (не говоря про крупную) - достаточно сложный процесс. Могу сказать, что соотношение клиентуры российских и международных аудиторов не претерпело радикальных изменений. Если же говорить конкретно про Ernst & Young, то наша российская клиентура за время кризиса даже увеличилась. Да, кто-то ушел, но таковых были буквально единицы, подавляющее большинство компаний не стали менять аудитора. Это примерно то же самое, что в период финансовых затруднений начинать экономить на здоровье - менять своего семейного доктора. Который, в свою очередь, готов проявить некую гибкость в своем ценообразовании.

фи: До кризиса важными факторами, обуславливающими спрос на аудиторские услуги, были иностранные заимствования российских компаний и IPO. Сегодня и с тем и с другим сложно. Зачем тогда российским компаниям западные аудиторы как таковые?

ивлев: Не совсем согласен - жизнь не остановилась, рынок капитала тоже не умер, компании на нем работают. Получаются кредиты за рубежом, изучаются возможности инвестирования на рынки других стран. Рынок IPO действительно сильно просел, однако многие уже начинают работать на перспективу, ведь через год-два эти планы могут реализоваться. Именно поэтому компании, которые исторически занимались международным аудитом - та самая "большая четверка", - по-прежнему востребованы.

фи: Какими конкурентными преимуществами, помимо "раскрученных" брендов, обладают компании "большой четверки"? В России тоже немало грамотных аудиторов, ничуть не уступающих, а то и превосходящих по квалификации западных, зачем нашим компаниям отдавать деньги за рубеж?

ивлев: Ни в коей мере не хочу сравнивать профессионализм российских и международных аудиторских компаний. Просто существует свой рынок для тех и для других. Если посмотреть, например, рынки Германии, Франции, Великобритании или США, то там нормально сосуществуют и конкурируют как локальные аудиторские компании, так и международные. И те и другие оказывают свои виды услуг, в зависимости от задач и операционной модели ведения бизнеса конкретных клиентов. В России ровно та же ситуация, в местных компаниях, тут вы абсолютно правы, очень много грамотных профессионалов, которые обеспечивают своей клиентуре достойный уровень обслуживания. Многие мои знакомые пользуются услугами именно российских аудиторских и консультационных компаний и вполне довольны уровнем качества.

фи: Череда громких скандалов, когда компании "большой четверки" выступали в качестве сообщников финансовых структур, обманывающих инвесторов, серьезно подорвала веру в аудит как таковой, его сегодня многие считают одним из видов "надувательства". Повлияли ли данные скандалы на ваш бизнес в России?

ивлев: Не припоминаю ни одного решения суда, где международная аудиторская компания была признана виновной в соучастии в финансовых махинациях. Это очень важный момент.

Но не менее важно то, что все аудиторы - ровно такие же участники бизнес-процесса. Есть немало ситуаций, когда в ходе аудита нам не предоставляют полную информацию о деятельности компании-клиента, и это действительно может привести к неприятным последствиям. Мы работаем на том принципе, что клиент добросовестно предоставляет ВСЮ информацию для аудита, но случаи бывают разные... Мы запрашиваем нужную нам информацию, а уж насколько добросовестно относится к этому клиент - его выбор. Поэтому говорить о том, что "большая четверка" намеренно предоставляла недостоверную отчетность, я бы не стал. Зная историю этих компаний, которые работают на рынке более сотни лет, могу заверить, что такого не случается. Так, в 2002 году у одной крупной международной аудиторской компании возникли проблемы в связи с отчетностью большой энергетической компании, дело было в США. И по результатам судебной проверки эта аудиторская компания, на которую было вылито много грязи и которая к тому времени из-за этого уже перестала существовать, была признана невиновной.

Да, можно смотреть косо в сторону аудиторов. Но если разобраться по сути, то я не знаю большого количества судебных решений, которые говорят о том, что они массово пытаются обмануть потребителей финансовой информации или общественность. Мы стараемся делать свою работу качественно, хотя от человеческого фактора - как среди клиентов, так и в наших рядах - никто не застрахован.

фи: Положим, в ходе проведения проверки деятельности той или иной компании вы выясняете, что аудитора снабжают неполной или заведомо ложной информацией. Ваши действия?

ивлев: У нас были ситуации, когда подобные действия клиентов становились препятствием к выпуску аудиторской отчетности. Тогда пишется заключение, где указываются данные факты, наше мнение о том, что было обнаружено. А далее клиент сам решает, продолжать с нами сотрудничать или нет.

фи: Хорошо, есть такое "нелестное" заключение. Что дальше? Ведь в компании его запросто могут положить под сукно, не обнародовать, то есть обман инвесторов продолжится?

ивлев: Если компания публичная, то согласно законодательству она просто ОБЯЗАНА опубликовать аудиторское заключение, тут без вариантов. А вот в случае с частной, то есть непубличной структурой информация действительно будет доступна ограниченному кругу людей. Но в обязательном случае это будут все совладельцы, все члены правления, совета директоров и прочие топ-менеджеры. Заключение могут потребовать и банкиры для решения вопроса получения кредита, то есть просто так окончательно "похоронить" сей неприятный документ довольно сложно.

фи: Какова доля доходов Ernst & Young в РФ от крупного бизнеса и от среднего и малого?

ивлев: Около 80% поступления приходится от работы с крупным бизнесом - российскими и международными компаниями. Если же и их (крупные) поделить, то 80% нашей выручки придется на отечественный бизнес и 20% - на международный.

фи: Год назад в России было около 40 тысяч аудиторских компаний - явный перебор. Ваше мнение - сколько из останется через год, через два?

ивлев: Сама цифра вызывает сомнения - уже как-то слишком много... Но неважно, есть разные оценки. Если посмотреть на другие рынки - на США, Германию, Францию, - там таковых тоже немало, цифры сравнимые. И если они существуют, значит, для этого имеется некая экономическая база, их услуги востребованы. Если же вернуться к нашему рынку, то процесс консолидации, укрупнения аудиторского бизнеса в РФ неизбежен, то есть число участников рынка станет сокращаться. Однако никакой обвальной динамики сокращения я не прогнозирую, сказать, что через год их останется всего 20 тысяч, я не могу. Да, меньше точно будет, но на сколько - никто не может сказать.


Материал просмотрен: 2113 раз
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 05/08 73.38 -0.778
EUR ЦБ РФ 05/08 86.5 -0.7242