«К кризису ИГ «Антанта Капитал» осталась без подушки безопасности»

17 февраля 2010, 10:09
Интервью со старшим партнером компании «Третий Рим» Евгением Коганом

Группа компаний «Антанта Капитал» стала чуть ли не единственной жертвой кризиса 2008 года среди крупнейших игроков российского фондового рынка. «КИТ Финанс» сменил владельцев, «Тройка Диалог» и «Ренессанс Капитал» нашли стратегических инвесторов, «Антанта» же просто ушла с рынка. О причинах крушения одного из лидеров российского рынка в интервью спецкорреспонденту РБК daily ИГОРЮ ПЫЛАЕВУ рассказал бывший миноритарный акционер и генеральный директор «Антанты Капитал», а ныне старший партнер компании «Третий Рим» ЕВГЕНИЙ КОГАН.

 

Группа компаний «Антанта Капитал» работала на российском рынке с 2003 по 2009 год. Ключевые направления деятельности — брокерские операции, управление активами и инвестиционно-банковские услуги. По итогам 2004 года компания вошла в десятку крупнейших брокеров биржи РТС, а по обороту в RTS board стала лидером. В 2006 году «Антанта» приобрела у The Pioneer Group одну из самых старых компаний, работающих на рынке доверительного управления России, — «Пио­глобал Эссет Менеджмент». В 2008 году эта компания вместе с NetTrader.ru была продана Ивану Тырышкину, бывшему руководителю биржи РТС. Также в разные годы в группу входили ЗПИФ «Инвестиционный фонд недвижимости «Пиоглобал», Московский фондовый центр, «Антанта Пиоглобал Украина».

Политика вне комментариев

— Действительно, до кризиса «Антанта Капитал» была очень успешной компанией. У нас была яркая, сильная команда с потрясающим духом единства, доброжелательности, чувством взаимной поддержки и уважения. Компанией владели всего два акционера: основным владельцем был Александр Гайдамак, и небольшой пакет акций принадлежал мне. Объем клиентских активов оценивался к 2008 году в миллиард долларов.

Не секрет, что за год до кризиса мы вели переговоры о продаже значительного пакета акций компании стратегическому инвестору. Причин на это было несколько. Во-первых, компании был необходим институциональный партнер, который дал бы новый импульс развитию международного бизнеса компании, обеспечил бы более высокий уровень стабильности группы с точки зрения крупных западных институциональных контрагентов и инвесторов. Во-вторых, для основного акционера это был, как я понимаю, некий вариант диверсификации бизнеса. Тем более что в это время семейству Гайдамак приходилось инвестировать в различные собственные проекты за рубежом.

— То есть тратили средства на предвыборную кампанию в Израиле?

— Политика вне комментариев. Но средства на финансирование различных проектов акционеру были необходимы в срочном порядке, что в отдельных случаях приводило к распродаже собственных позиций, а это, в свою очередь, приносило, увы, убытки. Естественно, речь шла о собственном капитале группы, а не о клиентских активах. В итоге к кризису инвестгруппа «Антанта Капитал» осталась без подушки безопасности в виде свободных денежных средств.

Была и еще одна проблема. Не секрет, что одним из направлений развития группы была экспансия с целью повышения капитализации. Мы инвестировали средства в развитие филиальной сети для ритейловых подразделений. Также была создана «Пиоглобал Украина». Все это требовало серьезных затрат на оборудование офисов, рекламу… Были расчеты, что все это должно окупиться в течение нескольких лет.

— На чем основывалось это убеждение?

— Группа состояла из подразделений, которые синергически дополняли друг друга. Во-первых, сама по себе «Антанта Капитал» была динамичной компанией с высоким уровнем прибыльности бизнеса. Она являлась донором для других компаний группы, которые требовали серьезных инвестиций как раз для последующего увеличения капитализации. Эти подразделения в свою очередь после значительных инвестиций и роста клиентской базы, в том числе из регионов и других стран, должны были придать новый импульс развития всей группе. В группу вошли и старейшая управляющая компания «Пиоглобал», и фонд недвижимости «Пиоглобал». Без учета инвестфонда «Антанта Пиоглобал» была убыточной компанией, которая оттягивала большой поток средств. Фонд недвижимости «Пиоглобал» должен был стать катализатором роста капитализации группы за счет преобразования его в private equity фонд и фонд развития венчурных проектов. Все это должно было работать как спираль, генерирующая новые бизнесы и потоки доходов.

— Понятно, в кризис компания вошла без подушки безопасности и с набором долгов.

— Долговые обязательства компании были обеспечены ее активами — проблема была не в невозможности расплатиться по долгам, а в невозможности сохранить бизнес, расплатившись. Как ни смешно, нас погубили отдельно взятые негативные материалы, которые вышли в прессе. И «Тройке Диалог», и «Ренессанс Капиталу», и другим уважаемым компаниям было тяжело: многие из них напоминали человека, балансирующего на краю пропасти, и спаслись те, кто получил существенную поддержку — от государства, олигархов или иностранных инвесторов. «Антанта» же только за один день после выхода негативной прессы вернула клиентам 200 млн долл. долгов — и спасать нас никто не хотел. Мы рассчитались по всем обязательствам, но бизнес закрыли.

Большая Распродажа

— Неужели не было предложений о покупке компании? Ведь накануне кризиса вы удачно продали Nettrader и еще ряд активов?

— Всю весну и лето 2008 года мы вели переговоры со стратегами о продаже контрольного пакета группы компаний. Могу сказать, что в этом плане мы очень активно взаимодействовали с российской «дочкой» Standard Bank: они рассматривали возможность приобретения «Антанты» еще до переговоров с «Тройкой Диалог». Но, насколько я понимаю, на финальной стадии Standard Bank и основной акционер, видимо, не договорились по цене.

— Основной акционер пожадничал и в итоге потерял всю компанию…

— Я не вправе обсуждать действия партнера. Знаю, что помимо Standard Bank переговоры велись с чешскими, скандинавскими и швейцарскими инвесторами, а также с рядом российских и казахских структур, но в связи с кризисом все застопорилось на финальной стадии.

— Сколько на тот момент стоила «Антанта Капитал»?

— Думаю, в лучшие времена она оценивалась в 200—300 млн долл. В кризис, особенно после нападок в СМИ, за компанию предлагали смешные деньги. С рядом потенциальных партнеров речь шла о сделке debt to equity. Чтобы разрулить ситуацию и вывести компанию из штопора, нам нужно было всего несколько десятков миллионов долларов. Но их в нужный момент не нашлось. Показательна история с продажей нашего фонда недвижимости. Мы вели переговоры с рядом компаний, включая УК «Лидер». До кризиса фонд стоил порядка 80 млн долл., по оценке независимых экспертов. В кризис один из топ-менеджеров контрагента — не хочу называть его фамилию — предлагал нам уже 35 млн долл., а потом и вовсе 20 млн долл.

— Клиенты получили все, что им причиталось?

— Кризис показал, насколько в нашей компании были потрясающие люди — я могу назвать десятки фамилий людей, которые работали на износ, чтобы спасти клиентские активы. Мы никого не кинули, не «зачли» активы в обмен на акции, не спрятались за государство — и мне не стыдно смотреть людям в глаза.

— За счет чего это удалось?

— В том числе за счет распродажи собственных активов компании, имущества, мебели, всего…

— Сколько выручили за фонд недвижимости? И какие активы в нем были сосредоточены?

— Свыше 35 млн долл. Это огромная заслуга нескольких наших высокопрофессиональных сотрудников, которые работали днями и ночами и провели сделку в очень короткие сроки. И я им за это особо благодарен. Фонд включал пакеты ценных бумаг, а также большое офисное здание на окраине Москвы с очень хорошим потоком рентных платежей. Думаю, что сегодня только этот актив стоит не менее 50 млн долл. Мы понимали, что продаем задешево, но выбора у нас не было. Покупатель, без сомнения, выиграл.

— По информации РБК daily, ЗПИФ «Инвестиционный фонд недвижимости «Пио­глобал» перешел под управление УК «Тринфико», а кто стал его новым владельцем?

— Это уже не мои секреты, поэтому — без комментариев.

— Компанию Nettrader приобретал Иван Тырышкин. А кто стал владельцем УК «Пиоглобал»? В свое время в прессе назывались различные компании, к примеру банк BNP Paribas.

— «Пиоглобал» и Nettrader мы продали еще до кризиса. «Пио­глобал» в итоге стал принадлежать одному российскому банку. Nettrader сегодня владеют частные инвесторы, в частности некоторые бывшие сотрудники группы.

Бизнес жалко, деньги нет

— Остались четыре офшорных фонда, зарегистрированных в Андорре. По данным РБК daily, они должны перейти под управление УК «Третий Рим». Это правда?

— Пока об этом говорить рано. Я по-прежнему консультирую часть фондов. Все они работают нормально. По итогам 2009 года с моей помощью один из фондов заработал около 400%. До кризиса объем активов под управлением четырех фондов был порядка 45—50 млн долл. Сейчас, конечно, поменьше. Один из фондов мы даже были вынуждены заморозить, потому что он был низколиквидным. Сейчас часть активов потихонечку размораживается. Три фонда абсолютно ликвидные, и цена пая растет.

— Какие бумаги у них в порт­фелях?

— В основном российских компаний. Например, в прошлом году мы купили акции «Рамблер Медиа»: брали по 4 долл. за акцию, продали по 6 долл. Заработали на купле-продаже акций Казанского вертолетного завода, Улан-Удинского авиационного завода и т.д. Прибыли также принесли угольные и телекоммуникационные компании.

— Кому отошло украинское подразделение «Антанта Пиоглобал»?

— Местным предпринимателям.

— А сколько вы лично потеряли из-за проблем у «Антанты Капитал»?

— Очень много. Но я не ропщу. Для меня самый страшный урок кризиса не потеря личных средств, а потеря компании, которую создавал собственными руками.

— Какие у вас сейчас отношения с семейством Гайдамак?

— Никаких. У них свои дела, у меня свои дела. Более полутора лет мы не общаемся.

— Сейчас вы партнер в УК «Третий Рим». Как ваши пути пересеклись с Андреем Мовчаном?

— После прекращения бизнеса «Антанты» я некоторое время проработал в компании «Велес Капитал», с которой до сих пор поддерживаю партнерские и даже дружеские отношения. Примерно полгода назад Андрей Мовчан предложил мне стать партнером его новой компании. Мне это показалось интересным. Дело в том, что Андрей реализовал в «Третьем Риме» те принципы, которые я хотел и не смог реализовать в «Антанте».

В свое время мы предложили потенциальным покупателям «Антанты» сделать из нее партнерство — по принципу Goldman Sachs, «Тройки Диалог». Я хотел, чтобы у ведущих сотрудников была хоть маленькая, но доля в компании. Андрей Мовчан реализовал именно такой подход и сделал из «Третьего Рима» партнерство. И здесь, безусловно, собралась очень сильная команда, в которой есть и мне чему поучиться. Здесь мне интересно.

— За что вы отвечаете в «Третьем Риме»?

— Сейлз, трейдинг, продвижение новых проектов. Как партнер в компании я участвую в принятии решений и, следовательно, отвечаю в какой-то мере за все.

— Каким вам представляется «Третий Рим» года через три?

— Глобальной компанией с офисами в нескольких странах. Объем средств под управлением измеряется миллиардами долларов. Вижу большое число сделок по слиянию и поглощению. В общем, с амбициями у меня и у ребят в полном порядке.

 

Евгений Коган родился 28 августа 1965 года. В 1987 году закончил Московский финансовый институт по специальности «бухгалтерский учет и анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятий». Почти семь лет, начиная с 1990 года, проработал старшим советником по инвестициям в Union Bank of Israel. В 1998—2003 годах — один из топ-менеджеров инвестиционной компании «Центринвест». С 2003 года — управляющий директор «Антанта Капитал». Осенью 2009 года стал партнером УК «Третий Рим». Член совета директоров НАУФОР, кандидат экономических наук, профессор Высшей школы экономики. В 2007 году Евгений Коган был признан «Персоной года» в номинации «Финансист года». РИА РБК
 
Рассказ одного из менеджеров «Антанты» в 2008 году

«Из шести первых дефолтов по облигациям в портфеле «Антанты» пять пришлись на те ценные бумаги, на приобретение которых дал добро обновленный инвесткомитет компании во главе с финансовым директором. Руководство инвестгруппы в работу инвестиционного комитета не вмешивалось. А когда был задан вопрос, зачем нужна покупка бумаг «Аркады», инвестиционщики ответили: «Это замечательная компания, там все здорово». Схожим образом обстояли дела и с бумагами «Марты», и AiRUnion».

Источник: РБК daily


Материал просмотрен: 2853 раз
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 30/11 74.98 74.9818
EUR ЦБ РФ 30/11 84.48 84.482