the Retail Finance

Культовый журнал новой финансовой элиты

Влияние норм ФЗ 353 на процессы и стратегию взыскания

 Олег Коган, генеральный директор, Lindorff
 
С 1 июля 2014 года банки выдают кредиты на основании нового закона, который определяет не только порядок предоставление кредитов и займов, но и порядок взаимодействия обладателя прав требования (кредитора) и заемщика, в процессе исполнения заемщиком принятых на себя обязательств.
Процесс взыскания просроченной задолженности в подразделениях банков и коллекторских агентствах при этом практически не претерпел каких-либо изменений, за исключением возможного пересмотра временных рамок работы контакт-центров и содержания письменных и устных обращений к должникам.
Отсутствие видимых изменений во многом связано с тем, что новый закон действует в отношении кредитов, выданных после 1 июля 2014 года. Однако поколения данных кредитов уже совсем скоро начнут пересекать границу 90 дней просрочки и станут доступными для работы большинства коллекторских агентств, как в части агентского обслуживания, так в рамках цессионных сделок.
Обслуживание кредитов, выданных в рамках 353 ФЗ, будет иметь практические отличия от текущего варианта обработки проблемных долгов. Эти отличия будут сформированы на основании новой практики взаимодействия между кредитором и заемщиком, что в значительной степени окажет влияние на развитие деятельности коллекторских агентств. Ниже обозначены некоторые из положений закона, которые будут способствовать изменениям в процессе взыскания:
•          В пункте 16 статьи 5 имеется описание новых прав кредитора на одностороннее изменение условий первоначального договора, при условии что данные изменения не несут новых затрат для заемщика, а также право кредитора на проведение дисконтирования задолженности. Вследствие данного обстоятельства вполне возможно ожидать, что банки будут самостоятельно использовать данные права для того, чтобы мотивировать должников на возврат задолженности. При этом, согласно указанному пункту, подобные изменения и дисконт не должны фиксироваться каким-либо соглашением сторон или дополнительным документом. Кредитору достаточно уведомить заемщика о произведенных изменениях, направив ему письмо. Еще более может усложнить ситуацию то, что изменение условий может производиться индивидуально или в отношении отдельного сегмента клиентов. Как результат проведенных со стороны банка мероприятий, возможно возникновение нового риска для коллекторских агентств, который можно описать такими терминами, как «неправомерное требование» или «вымогательство». Достигнутые, но не зафиксированные надлежащим образом договоренности между банком и заемщиком могут привести к расхождению между суммами и условиями, отображенными в кредитных досье, и суммой фактической задолженности и фактически действующими условиями. Данное обстоятельство усложнит взыскание в рамках судебного разбирательства.
•          Пункт 22 статьи 5, помимо прочего, обязывает кредитора «предоставить заемщику информацию о способе бесплатного исполнения денежного обязательства по договору потребительского кредита (займа) в населенном пункте по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор) или по указанному в договоре потребительского кредита (займа) месту нахождения заемщика». Данное положение указывает на необходимость создания со стороны кредитора бесплатного для заемщика платежного канала, а отсутствие такого может использоваться заемщиком в качестве аргумента о невозможности исполнения принятых на себя обязательств по причине нарушения кредитором положений закона.
•          Статья 14 устанавливает срок для возможного расторжения кредитного договора. Для большинства банковских продуктов этот срок установлен как 210 дней непрерывной просрочки. При этом в период до фактического расторжения договора от заемщика запрещено требовать возврата всей суммы кредита (часть 1, пункт 3, статья 15). Принимая во внимание существующую практику, которая указывает, что абсолютное большинство кредитов, перешедших в 90+, переходят далее в 210+, возможно предположить, что данное обстоятельство будет вынуждать банки начислять проценты и штрафы, большинство из которых никогда не будет взыскано, либо односторонне вносить изменения в условия договора, с вытекающими из этого решения затратами на ИТ и администрирование.
•          Статья 15 устанавливает исчерпывающий список мероприятий, которые могут предприниматься кредитором на досудебной стадии. Список мероприятий в целом соответствует установившейся на рынке практике, однако пункт 4 статьи 15 запрещает: «совершать юридические и иные действия, направленные на возврат задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа), с намерением причинить вред заемщику или лицу, предоставившему обеспечение по договору потребительского кредита (займа), а также зло-
употреблять правом в иных формах». Что именно можно будет отнести к «причинению вреда», законом не разъясняется, и очевидно будет определяться судом. При этом нельзя ни принимать во внимание уже сформированное общепринятое мнение о принципах коллекторской деятельности, которое однозначно указывает, что данная деятельность направлена отнюдь не на создание каких-либо «благ» для заемщика. В этой же части необходимо особо подчеркнуть роль Банка России в качестве органа, контролирующего исполнение данного закона со стороны кредитных организаций. Легко предположить, что факт «причинения вреда» коллектором будет определяться на основании обращений заемщиков в Банком России, который, в свою очередь, сможет повлиять на «уровень жесткости» используемого подхода в работе с проблемной задолженностью в той или иной кредитной организации. Например, возможно предположить, что предписания или рекомендации Банка России смогут повлиять на процесс отбора каким-либо банком коллекторских агентств для взаимодействия в рамках агентсткой или цессионной схем.
 
Ознакомившись с положениями 353 ФЗ, возможно предположить, что раннее акцептованная профессиональным коллекторским сообществом схема взаимодействия Банк-Агентство-Заемщик подвергнется пересмотру в следующих областях:
•          Дисконтирование на стороне банков станет официальным. При этом широкое распространение практики дисконта приведет к тому, что информация о данном инструменте урегулирования задолженности станет доступна большинству заемщиков, как проблемных, так и нормальных, так и потенциальных. Дисконтирование может начать рассматриваться как альтернатива погашению задолженности в рамках действующих условий договора.
•          Заемщики будут чаще выходить с инициативами о пересмотре условий договора, с целью улучшить собственные условия возврата задолженности. Возможно предположить варианты поведения некоторых групп заемщиков, когда они намеренно задерживают погашение задолженности с целью получения предложения о дисконтировании, согласно информации, полученной из источников на рынке.
•          Коллекторские агентства и профильные подразделения банков столкнутся с необходимостью формирования компетенции по формированию предложений и продаже дисконтирования, при этом возможно введение порядка дисконтирования даже в отношении обязательств заемщиков, находящихся вне просрочки.
•          Численность сотрудников, осуществляющих «личные встречи» с заемщиками (Hard/Field Collections), подвергнется пересмотру, так же как и содержание проводимых ими мероприятий, по причине того, что именно их работа несет наибольший риск причинения «вреда» проблемному заемщику. Региональные подразделения продолжат свою работу, но их роль, очевидно, будет смещена в сторону направления «skip-traicing».
•          Судебное и исполнительное производство станет практически единственной альтернативой дисконтированию, при этом подвергнутся пересмотру порядок и сроки запуска судебной процедуры. Например, возможно предположить, что первичное обращение в суд, на выдачу судебного приказа, будет формироваться в отношении только просроченной части задолженности на этапе просрочки от 60 до 90 дней, а по факту расторжения договора, на 210-й день, дополняться иском на всю сумму долга.
В заключение хочется отметить, что нормы закона дополнительно сблизили позиции банков и коллекторских агентств в области работы с просроченной задолженностью, а также укрепили их взаимосвязь. Дальнейшее развитие сотрудничества с банками ведет коллекторские агентства к необходимости более глубокой интеграции во внутренние процессы кредитных организаций, с целью последующего замещения внутренних ресурсов и подразделений банка собственным высокоэффективным сервисом. 353-й Федеральный закон, помимо прочего, определил границы для процесса взыскания задолженности и установил общие условия для его всех участников, а также обозначил начало нового этапа в развитии коллекторского бизнеса в Российской Федерации.
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 15/10 64.37 64.3652
EUR ЦБ РФ 15/10 70.93 70.9305