the Retail Finance

Культовый журнал новой финансовой элиты

В ближайшем будущем востребованность услуг судебного взыскания повысится

 Ольга Мазурова, председатель Правления ООО «Сентинел»
 
Еще несколько лет назад внесудебных процедур было достаточно, чтобы эффективно взыскивать просроченную задолженность физических лиц. Но одной из важных тенденций рынка взыскания в 2013 году стало повышение динамики несогласия должников с начисленными штрафами и процентами и отказа на погашение долга в добровольном порядке. Ввиду этого на фоне увеличения объема полученных физлицами кредитов, который в 2013 году прибавил в весе на 2,2 трлн рублей, и стремительного роста объема просроченной задолженности, на 40,6% превысившей показатели предыдущего года, происходит увеличение доли должников, которые готовы оспаривать суммы задолженности в суде. Все это в ближайшем будущем может сделать сопровождение судебного взыскания одной из наиболее востребованных российскими банками услуг.
 
Legal collection: краткий экскурс в теорию
Судебное взыскание, legal collection, представляет собой третий этап процесса сбора просроченной задолженности. Первые два – soft collection, предполагающий дистанционное общение с должником (звонки, письма, SMS-информирование и т.д.), и hard collection, предусматривающий очное взаимодействие (личные встречи). Статистика показывает, что до 60% долгов возвращается на этапах soft и hard. Но если переговоры не дали результата, должник отказывается платить, уклоняется от контакта или выдвигает встречные претензии, единственным выходом для кредитора остается обращение в суд за защитой своих прав – в этом случае взыскание переходит на этап legal collection.
Что касается правовых основ, судебное взыскание четко регламентировано федеральными нормативными актами – Гражданским и Гражданским процессуальным кодексами РФ, а также Федеральными законами «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». На первой стадии legal collection взыскатель инициирует возбуждение судопроизводства и получает исполнительный документ, на второй – передает полученный документ в Федеральную службу судебных приставов для принудительного исполнения решения суда и сопровождает работу пристава вплоть до завершения исполнительного производства.
Если кредитор располагает необходимыми кадровыми, материальными и информационными ресурсами, он осуществляет сопровождение судебного и исполнительного производств самостоятельно (как, например, многие крупные банки федерального масштаба), если нет – передает на аутсорсинг в юридические фирмы или коллекторские агентства. Здесь стоит отметить, что коллектор, в отличие от юрфирмы, наряду с мероприятиями legal collection продолжает вести работу непосредственно с должником, что обеспечивает не только получение положительного судебного решения, но и конкретный финансовый результат – возврат присужденной должнику суммы. При этом немаловажную роль для стадий soft collection и hard collection играет сам факт подачи заявления в отношении должника в суд. Как показала статистика, при судебном обращении платежное поведение должника, с большой долей вероятности, изменится, и он начнет погашать задолженность.
Передача долгов на аутсорсинг в коллекторское агентство чаще всего происходит на основании договора о возмездном оказании услуг, в котором детально оговорены условия сотрудничества, в т.ч. сроки выполнения работ, структура долгового портфеля, а также размер вознаграждения агента. Агентский договор и доверенность со стороны банка дают коллектору полномочия законного представителя взыскателя. Объем работ по взысканию определяется в каждом случае индивидуально, но на этапе legal collection чаще всего включает подачу исковых заявлений и заявлений о вынесении судебного приказа в суд, обжалование отказных судебных постановлений, представление интересов взыскателя в суде, получение исполнительных документов и дальнейшее сопровождение предусмотренных законодательством принудительных процедур, которое представляет собой отдельный комплекс мероприятий.
Существует мнение, что участие коллекторов в процессе принудительного взыскания задолженности излишне, поскольку никто, кроме уполномоченного государственного органа, не вправе применять какие-либо процедуры взыскания, связанные с принудительным исполнением судебных актов. Однако коллекторы не стремятся дублировать действия приставов, а лишь усиливают их: инициируют и контролируют применение необходимых исполнительных мер (наложение ограничения на выезд за пределы РФ, вынесение постановления об удержании из заработной платы, арест имущества, реализация предмета залога и пр.), содействуют в поисках активов должника, предоставляют приставу новую информацию и одновременно продолжают взаимодействие с самим должником в целях внесудебного урегулирования вопроса проблемной задолженности. В работе пристава может находиться одновременно несколько тысяч исполнительных производств, что значительно ограничит частоту его контактов с должником и, следовательно, снизит общую эффективность взыскания для кредитора. К слову, ФССП в лице его директора Артура Парфенчикова выступает за развитие коллекторских агентств, признавая за ними роль «фактора развития гражданского общества, когда участие государства минимизируется, в том числе в гражданско-правовых проблемах».
 
От soft к legal collection: иллюстрация процесса
В качестве примера – обезличенная история из практики ООО «Сентинел». Должник Иванов заключил с банком N соглашение о кредитовании и залоге (приобрел автомобиль). Помимо этого кредита у Иванова также имелась кредитная карта другого банка с непогашенной задолженностью. Через пару месяцев после покупки авто выяснилось, что заемщик не рассчитал свою финансовую нагрузку и не способен вовремя и в полном объеме выплачивать автокредит, поэтому у него возникла просроченная задолженность перед банком N (один непогашенный ежемесячный платеж + штраф).
Через несколько дней после даты пропущенного платежа с Ивановым попытался связаться специалист подразделения дистанционного взыскания банка N, чтобы сообщить о просрочке и получить от должника обещание о ее погашении, однако Иванов, прослушав представление сотрудника банка N и узнав причину звонка, бросил трубку. В дальнейшем связаться с должником по телефону так и не удалось, а долг продолжал расти, поэтому договор Иванова был передан на обслуживание в ООО «Сентинел». Специалист отдела выездного взыскания добился очной встречи с должником и договорился с ним о погашении просроченной задолженности (на тот момент она составляла три ежемесячных платежа + штрафы). Иванов внес только треть ежемесячного платежа и пропал: телефон перестал отвечать, по домашнему адресу дверь никто не открывал.
Поскольку общение с Ивановым оказалось кратковременным и к добровольному погашению долга не привело, банк N направил должнику требование о досрочном погашении кредита, а договор Иванова был передан в работу специалиста юридической службы «Сентинел», который подготовил и передал в суд исковое заявление.
В отношении Иванова было возбуждено судопроизводство, а затем был получен исполнительный документ, содержащий требование о полном погашении задолженности по кредиту. Специалист отдела взыскания передал исполнительный документ в региональное подразделение ФССП, судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство и по инициативе сотрудника «Сентинел» вынес постановление о запрете регистрационных действий с автомобилем, чтобы исключить риск несанкционированной продажи предмета залога.
Иванова удалось найти спустя полгода в одной из социальных сетей. Выяснилось, что должник переехал в соседний город к гражданской супруге (не исключено, что для того, чтобы скрыться от кредитора). Узнав о том, что в отношении него возбуждено исполнительное производство, Иванов согласился ежемесячно погашать часть задолженности. Он взял заем у родственников, и через некоторое время долг наконец был закрыт.
В других случаях (если бы Иванов вновь не исполнил обещание об оплате, продолжил уклоняться от контакта и т.д.) история взыскания могла бы закончиться иначе – например, погашением кредита за счет средств, полученных от принудительной реализации заложенного авто с торгов или за счет удержаний из дохода.
 
Структура рынка
Услуга судебного взыскания по популярности пока уступает внесудебному сбору задолженности, где уже есть признанные коллекторским сообществом лидеры – компании, как развивающие контакт-центры и использующие наименее затратные методы, так и практикующие более дорогостоящее выездное взыскание. Крупных же игроков, предлагающих услуги legal collection и способных работать в «промышленном» масштабе, единицы.
Согласно данным «Сентинела», в 2013 году объем рынка судебного взыскания по долгам физических лиц составлял 385 млрд рублей (по всем кредитным договорам – как банковским, так и приобретенным иными компаниями по цессии) – около 5,5 млн дел. При этом на приказной порядок судопроизводства пришлось 60% задолженности (общая сумма требований – 165 млрд рублей, средний размер требования по одному договору – 50 тыс. рублей), на исковой порядок – оставшиеся 40% (общая сумма требований – 220 млрд рублей, средний размер требования по одному договору – 100 тыс. рублей).
На аутсорсинг в коллекторские компании предположительно было передано порядка 800 тыс. кредитных договоров на общую сумму 56 млрд рублей – преимущественно потребкредиты и автокредиты.
 
Суд vs переговоры
Высокая стоимость, долгие сроки и низкая эффективность – главные аргументы против передачи долгов на судебное взыскание. Казалось бы, резонные претензии, но при ближайшем рассмотрении выясняется, что все относительно.
Современный collection использует математический подход к анализу долгового портфеля и его сегментации, гарантирующий, что к каждому кластеру (или категории) договоров будут применены именно те действия, которые в результате дадут наибольший экономический эффект. Проще говоря, низкой или высокой стоимость отработки договора может стать на любой стадии взыскания – дистанционной, выездной или судебной, все зависит от корректности анализа и сегментирования портфеля на этапе его поступления в работу.
Что касается сроков сбора задолженности на этапе legal collection, то это одна из специфических черт российского рынка судебного взыскания, продиктованная информационной оторванностью судов и коллекторов. К примеру, в некоторых европейских странах IT-системы коллекторских компаний и судебных органов интегрированы, поэтому иски подаются в суд в электронном порядке. В России же дела поступают в суды исключительно на бумажных носителях, много времени тратится на пересылку документов, назначение заседаний. Бывает, вынесение решений и выдача исполнительных документов затягиваются и по иным причинам – переполненность судов делами, отпуска судей и т.д. Несколько нивелировать влияние этих факторов на сроки взыскания позволяет наличие у коллекторского агентства специализированной IT-системы – в частности, если она позволяет отслеживать этапы работы в режиме онлайн и автоматизировать процессы инициирования и сопровождения судебного производства (в т.ч. обеспечить скорость определения юрисдикции, что принципиально важно при крупных территориальных масштабах взыскания), а также если она способна адаптироваться под изменяющееся законодательство и судебную практику.
Низкая эффективность судебного взыскания – тоже спорное утверждение. Из западных коллекторских практик в Россию пришел термин «скоринг» (от англ. score – «счет») – это система оценки заемщика на основе статистических методов, помогающая снизить издержки и риски на различных этапах взаимодействия банка и клиента, в т.ч. при взыскании просроченной задолженности. На текущий момент инструмент скоринга широко используется перед запуском процедур soft или hard collection – именно от него зависит эффективность возврата проблемных долгов, т.к. на его основе разрабатывается стратегия взыскания. Поскольку legal collection на текущий момент нельзя назвать мейнстримом, применение скоринговых процедур и иных методик прогнозирования эффективности взыскания при передаче договоров на судебную стадию в определенной степени может считаться ноу-хау. С помощью грамотно выстроенного legal-скоринга можно выделить самый доходный сегмент долгового портфеля и, следовательно, обращаться в суд только по делам с высокой вероятностью взыскания, не тратя лишние ресурсы на заведомо бесперспективную работу (при этом необходимо уточнить, что проведение legal-скоринга возможно только при наличии богатых исторических данных по портфелю).
Также нельзя упускать из внимания, что в связи с трендами, обозначаемыми готовящимся законом «О потребительском кредитовании», роль legal collection будет только расти. Если возможности коллекторских агентств по воздействию на должника вне рамок судебного поля будут сокращены, legal collection может стать одним из основных легитимных методов взыскания в РФ.
 
За кем победа?
Передавая долги на аутсорсинг, кредитор в первую очередь хочет быть уверен, что игра стоит свеч. Процент положительных судебных решений, выносимых по итогам приказных и исковых производств, по оценкам Юридического департамента «Сентинела», составляет более 50%: если кредитор предоставляет корректно произведенный, понятный судье расчет суммы задолженности, то вероятность получения положительного судебного решения очень высока. Другое дело – реально получить денежные средства от должника. Здесь все зависит от работы ФССП и взаимодействия с приставами, которое также необходимо грамотно выстраивать. То, как часто удается реально взыскивать долг по судебным решениям, иллюстрируют официальные данные Федеральной службы судебных приставов: из 55 млн исполнительных производств, находившихся в работе ФССП в 2013 года, окончено фактическим исполнением более 21 млн.
В связи с проведением судебной реформы (объединением Верховного и Верховного арбитражного судов РФ) возникает вопрос, отразится ли она на legal collection и если да, то как. Можно попытаться спрогнозировать, как реформа повлияет на работу коллекторских агентств, специализирующихся на этом направлении взыскания. Целью объединения судов было обеспечение единства судебной практики. Для банков и коллекторских агентств в этом есть и плюсы, и минусы. Минусы – влияние отказных решений на дальнейшую судебную практику. Плюсы – возможность на основании положительных решений формировать тренды, соответственно, добиваться большего количества удовлетворенных судом исков и не тратить ресурсы на судопроизводство по заведомо бесперспективным направлениям.
Комментарии (0)добавить комментарий
Ваш комментарий
Автор
Введите число на картинке

  • курсы
Знач. Изм.
USD ЦБ РФ 09/12 63.72 63.7185
EUR ЦБ РФ 09/12 70.76 70.7594